Межрегиональный Будоцентр "САНГЭН"

Интервью Такеда Токимуне
(3 сын Такеда Сокаку и его преемник).

  

 

Токимунэ Такэда родился в Юбэцу, Хоккайдо.Сокэ Дайто-Рю Айкидзюдзюцу. Третий сын и приемник Сокаку Такэда, Токимунэ Такэда начал изучать боевые искусства под руководством своего отца в 1925 году. Он окончил Курсы офицеров полиции на Хоккайдо в 1946 году, а в 1947 полицейские курсы по работе с палкой. Будучи полицейским, Токимунэ был несколько раз награждён за выдающиеся заслуги по поимке преступников. В декабре 1951 года он нанялся в рыболовную компанию «Ямада» и проработал там до ухода на пенсию в 1976 году. В 1953 году Токимунэ основал Дайтокан додзё в Абасири, Хоккайдо, и систематизировал Дайто-рю, прибавив к нему элементы Оно-ха Итто-рю, выработав собственное направление Дайто-рю айкибудо. 3 ноября 1987 года он получил от администрации Абасири награду за вклад в культуру и общественное образование.

Нижеследующий текст является компиляцией нескольких интервью Токимунэ Такэды, взятых в период с 1985 по 1987 гг. в Абасири, Хоккайдо и Токио.

- Сейчас, когда роль Дайто-рю в развитии Айкидо стала очевидна, всё больше людей проявляют интерес к истории этого искусства. Мне хотелось бы начать с пары вопросов о вашем отце, Сокаку Такэда. Можно ли сказать, что именно он создал искусство Дайто-рю?


- Нет, истоки Дайто-рю восходят к искусству называемому тэгои. История этого искусства описана в Кодзики ("Записи о деяниях древности", старейшая из сохранившихся японских книг, созданная в 712 году. - прим.). Когда богиня Аматэрасу оо-ми-ками отправилась к богу Такэминаката-но микото, чтобы заставить его вернуть ей её страну, он устроил поединок с богом Такэмидзути-но микото. Схватка велась с помощью тэгои, который, по-видимому, был родоначальником нынешнего сумо. В древности поединки сумоистов проводились на храмовых празднествах.
Император Сэйва (850 - 881 гг., правление 858 - 876 гг.; интересно то, что историки не причисляют императора Сэйва к основателям сумо как боевого искусства; тем не менее, в Гэмпэй Сэйсуйки (Запись о возвышении и падении Минамото и Тайра) восшествие Сэйва на трон напрямую увязывается с победой в поединке сумо. - прим.) создал два подразделения Императорской стражи - Укон и Сакон, и превратил сумо в боевое искусство.
Позднее, в период Камакура, сумо стало самым популярным боевым искусством. Таким образом, можно сказать, что основателем Дайто-рю является император Сэйва. Когда младший внук императора Сэйва, Синара Сабуро Ёсимицу (на самом деле Синара Сабуро Минамото-но Ёсимицу был потомком императора Сэйва в шестом поколении -прим.) отправился в Осу, что на северо-востоке Японии, он изучал там анатомию человека, занимаясь вскрытием умерших, что, в конечном счёте, и послужило основой для Дайто-рю.
Он поселился в месте, именуемом Дайто, и называл себя Сабуро из Дайто. Это и послужило основой для названия. Дайто-рю передавалось от поколения к поколению в семье Такэда, так что мы также являемся наследниками императора Сэйва (см. ниже генеалогическое древо семьи Такэда - прим.). Запись этой истории хранится в храме Исэ. И хотя эти документы не показываются никому кроме священников Синто, мне было позволено взглянуть на них, так как Такэда происходят из семьи священника. Я обнаружил эти документы, когда пришёл туда проверить то, что рассказывал мне мой отец.

- В генеалогическом древе, которое вы нам показали, фигурирует имя Соэмона Такэда. Я полагаю, это был дед Сокаку Такэда?


-
Верно. Он был отцом Сокичи, отца Сокаку. Во время войны Айдзу, войска стекались со всех концов страны, что бы атаковать клан Айдзу, поскольку тот был признан врагом императора. Полагаю, что если бы кто-то не передал эти документы в храм, они бы наверняка пропали.

- Вы не могли бы немного рассказать об истории клана Айзу?

- Клан Айдзу был изначально ответственен за охрану Киото. Группа самураев, именуемая Синсэнгуми, действовала перед Реставрацией Мэйдзи. Члены клана Айзу являлись одновременно основой Синсэгуми. Это группировка жестко расправлялась с членами кланов Сацума и Тоса, поддерживавших императора. Они уничтожали даже их высших руководителей. Из-за связей Айдзу с Синсэгуми, кланы Сацума и Тоса, придя к власти, напали на главу клана Айдзу и нанесли ему поражение в ходе гражданской войны Босин.
Потерпев поражение, клан не сумел впоследствии оправиться. Во время той войны, Айдзу всё ещё использовали фитильные ружья, в то время как императорская армия уже использовала импортированные пушки. Айдзу ничего не могли противопоставить войскам императора. Клан Айдзу, который должен был защищать Императора, стал его врагом.
Согласно закону, глава клана Айдзу был взят под стражу и должен был быть казнен, но, несмотря на это, остался жив. Замок Айдзу был предан огню и полностью уничтожен. Лишь у немногих сохранились записи родословной клана Айдзу.

- Я полагаю, ваш отец рассказывал вам много историй о своём детстве.

- Да, конечно. Однажды во время войны Айдзу, когда моему отцу было девять лет, все взрослые его семьи убежали в горы. Сокаку же с сестрой остался в доме, поскольку старшие верили, что детям там ничего не грозит.
Когда солдаты императорской армии пришли в их дом, они забрали и зарезали утку, за которой ухаживал Сокаку. Видя это, Сокаку закричал: "Солдаты императора - воры!" Когда капитан услышал Сокаку, он подошёл к нему и объяснил ему, что императорские солдаты не воры, поскольку они служат императору. Но Сокаку продолжал настаивать на том, что они воры и капитан был вынужден успокоить его, дав немного денег.
Очевидно, кто-то из местных стал свидетелем этой сцены, и позже, надев маски, проникли в дом с тем, чтобы запугать Сокаку и украсть эти деньги. В старину использовали бумажные фонари, и по ночам было довольно темно. После того как наступила ночь, они в масках ворвались в дом Сокаку. Но Сокаку разозлился и бросил чашку, из которой ел рис, прямо в одну из масок. И маска раскололась надвое. У него был действительно героический характер, даже в девять лет.
Ещё я слышал, что Сокаку часто ходил по ночам за семь миль, чтобы увидеть, как стреляют из пушек. Ядра сильно отличались от современных снарядов. Они не сразу взрывались, и красные раскалённые шары были хорошо видны в темноте. Каждую ночь Сокаку, сделав себе шарики из риса, отправлялся наблюдать за сражениями, так как ему было интересно наблюдать, как производился обстрел замка.
Коль скоро это было поле битвы, там было много людей с копьями и другим оружием. Сокаку видел, как люди убивали друг друга, будучи ещё очень молод. Он любил сражения. Поскольку он был ребёнком, то не боялся быть убитым и ходил где ему вздумается. Там везде была охрана, и они часто находили его и задерживали. Но так как он был лишь маленьким мальчиком, его ругали и отправляли домой. Но он всегда возвращался!
Он рассказывал мне много историй о себе. О том, как путешествовал, проверяя своё мастерство, и учился у лучших мастеров. Он даже рассказывал мне о привычках этих учителей, равно как и давал характеристики их искусствам. Полагаю, что эти истории были для меня очень полезны.

- Расскажите нам что-нибудь об образовании Сокаку?

- Он не имел склонности к наукам. На самом деле, Сокаку Такэда не умел даже писать! Когда ему нужно было что-то написать, всегда находился кто-то, кто делал это за него. Его отец, Сокичи, считал, что в будущем детям нужно будет уметь писать, и потому в период Эдо открыл храм, основав при нём частную начальную школу. Он также учил и Сокаку. Но его сын был странным ребёнком, постоянно создавая суматоху своими неожиданными исчезновениями или доставляя проблемы другим людям.
В конце концов, отец Сокаку исключил из школы своего собственного сына. На Сокаку это не произвело впечатления, и он заявил, что ему не придётся писать самому, и за него всегда будут писать другие. Когда же его отец, Сокичи, гневно возразил: "Кто же захочет писать за тебя!", Сокаку настоял, что у него будут люди, которые будут писать за него. И так оно и получилось. Более того, за него это делали судьи и прокуроры. Понимаете, для полицейских довольно необычно, ставить под чем-либо свою подпись.
Я был полицейским детективом и хорошо знаком с этой ситуацией. Было довольно необычно, что полицейские и потомки самураев оставляли в списках Сокаку свои подписи и печати. Даже в наше время полицейские никогда не дают визиток, поскольку попадут в большие неприятности, если кто-то использует их не к месту. Но даже в период Мэйдзи, Сокаку требовал от своих студентов записывать свои имена.

- Были ли у Сокаку Такэда-сэнсэй братья и сёстры?

- У него был один старший брат и один младший. И ещё у него была сестра.

- Не могли бы вы рассказать что-либо о боевых искусствах которыми занимался Сокаку?

- Сокаку изучал традиционную школу меча Оно-ха Итто-рю клана Айдзу у Тома Сибуя. Большинство записей и документов клана Айдзу сгорели во время войны Айдзу. Остались лишь немногие документы, хранившиеся в храме. В то время было популярно кэндзюцу, а дзюдзюцу было лишь вспомогательным искусством.
Другими словами, коль скоро самураи в то время всегда ходили с мечом, им не было нужды думать о том, что бы бросать кого-то голыми руками. Поэтому во время Реставрации Мэйдзи, искусство меча было гораздо популярнее дзюдзюцу. Дзюдзюцу начинали изучать в последнюю очередь. Хотя Осикиучи, дворцовое искусство, было конечно же исключением.

- Каково значение Оно-ха Итто-рю в последующем становлении Дайто-рю?

- Искусство меча Оно-ха Итто-рю неразделимо с Дайто-рю. Это искусство является основой искусства меча Сокаку Такэда. Сокаку изучил почти всё. Мало было того, чего он ни знал. В прежние времена, фехтовальщики были не просто экспертами во владении мечом. Тренировки в последней части периода Токугава (1603-1868) и Мэйдзи (1868-1912) требовали "десяти тысяч мэн" (мэн - маска для защиты головы во время турниров по кэндо. - прим.).
Другим словами, нужно было надеть мэн десять тысяч раз, после чего провести три года, странствуя и тренируясь в разных додзё. Вы надевали мэн и вступали в поединки на мечах. У каждой школы были свои формы, но вне зависимости от стиля везде использовался мэн (Строго говоря, это не так. Некоторые школы меча никогда не использовали защитное снаряжение, либо ушли в тренировки через поединки - прим.). Основы современного кэндо во многом унаследованы от Оно-ха Итто-рю, и благодаря своей распространённости сходны также с Хокусин Итто-рю. Из первой школы хорошо известен Сасабуро Такано, и Такахару Наито и Сусаку Чиба из второй. Примерно до 1910 года не существовало точной классификации форм, поэтому на факультете Высшей Школы Подготовки Учителей (Токио Кото Сихан Гакко) и Бутокукай выработали ката (формы), чтобы упростить обучение (Бутокукай - организация созданная в 1895 году со штаб-квартире в Киото с тем, чтобы содействовать распространению традиционных боевых искусств и возродить боевой дух.
Дочерние додзё под названием Бутокудэн были созданы в каждой префектуре. Бутокукай был возрождён после Второй мировой войны - прим.). В то время были созданы кэндо ката в том виде, в каком мы изучаем их сейчас. Мы в Дайтокане больше не используем мэн, поскольку занимаемся только в ката. Когда мы занимаемся с мечом, мы говорим о встрече атаки. Атака следует незамедлительно, как только противник обнажит свой меч. Для этого надо быть достаточно быстрым. Меч айки неэффективен, если ваши руки и ноги не работают синхронно. Поскольку Сокаку занимался кэндзюцу, его запястья были очень подвижны. Для того чтобы разрубить противника, лезвие меча должно находится в особом положении; нужно повернуть меч вот так (показывает).
Атака принимается тыльной стороной меча, а затем он разворачивается с тем, что бы зарубить противника. Это отличается от того, как вы работаете боккеном. Поскольку настоящий меч имеет острое лезвие, принимать меч противника нужно тыльной стороной своего меча. Не надо принимать его лезвием, поскольку, если сделать это с настоящим мечом, вы зазубрите лезвие. Но если принять меч противника тыльной стороной, а затем развернёте его с тем, чтобы зарубить его, он никогда не будет зазубрен (другие классические школы меча, такие как, например, Тэнсин Сёдэн Катори Синто-рю, Ягю Синкагэ-рю и Тацуми-рю, учат пронимать меч противника лезвием либо боковой стороной меча.
Так как металл, из которого изготовлена тыльная сторона меча - мягче, и от прямого удара в тыльную сторону, меч может треснуть. Последователи этих школ, очевидно предпочитают получить зазубрины на лезвии, но избежать ломания меча. - прим.). Следовательно, вы должны уметь легко поворачивать запястья, чтобы выполнять эту технику, и эти повороты запястий лежат в основе техник Дайто-рю.

- Можно ли тогда сказать что техники Дайто-рю основаны на движениях меча?

- Да. Техники Сокаку основаны на работе с мечом. Изучение меча является неотъемлемой частью изучения Дайто-рю. Первая техника короткого меча в Оно-ха Итто-рю, та же, что и первая в Дайто-рю: сначало вы удерживаете противника, затем бьёте и разрубаете его. Эта техника использовалась лишь во время Сэнгоку Дзидай ("Эпоха Воюющих Провинций", 1467-1568), но Сокаку считал эту технику очень важной.
Сокаку всегда носил с собой завёрнутый в полотенце короткий нож. Он никогда его никому не показывал, но однажды кто-то увидел, как он его уронил. Техника использования такого ножа была секретной техникой Такэда Сингэн (Такэда Сингэн, 1521-1573. Известный полководец и воин периодов Сэнгоку и Азучи-Момояма (1568-1600). - прим.). Когда противник собирается атаковать вас своим мечом, вы используете его подобным образом (показывает). Так я поражаю ваши жизненно важные органы. Это иппондори в Дайто-рю.

- Я так понимаю, Сокаку изучал также и боевые искусства у учителей вне клана Айдзу?

- Да. Сокаку был учеником Кэнкити Сакакибара и изучал Дзикисинкагэ-рю. Искусство меча Сакакибара являло собой так называемый жёсткий стиль. Его техники были также переданы как часть обучения Дайто-рю. Когда Сокаку был внутренним учеником, в додзё Сакакибара было много учеников. Все они получали сотрясения от меча своего наставника. Когда он атаковал, они просто отлетали.
Насколько я знаю, у них было мало еды, и ученики готовили жидкую рисовую кашу и высасывали её через бамбуковые трубочки. Это был весь их завтрак. Они голодали. Вот в таких условиях они жили, когда там обучался Сокаку. По-моему, он проучился там около двух с половиной лет. Ещё в додзё Сакакибара был человек по имени Дзирокити Ямада, который позднее обучал искусству меча в Университете Хитоцубаси. Однажды, благодаря связям с мистером Ямада, Сокаку удалось устроить там демонстрацию.

- Я слышал, что Сокаку был представлен Момоно-и Синдзо из школы меча Кёсин Мэйти-рю именно Сакакибарой.

- Как вы знаете, в 1877 году произошла так называемая война Юго-Западных Повстанцев (Также известных как Сацумские Повстанцы, состоящие из воинов из Сацума, под руководством Такамори Сайго, восставших против сил нового правительства Мэйдзи и их реформ - прим.). Сокаку хотел присоединиться к Такамори Сайго, который, по слухам, собирал армию. Но брат Сокаку, Сокацу, буддийский монах, неожиданно умер, и Сокаку пришлось вернуться в Факусима, в храм Чиканори Хосина, с тем, чтобы заменить своего брата и выучиться на священника.
Однако позже, Сокаку решил отправиться в Кёсин с тем, чтобы поддержать Сайго, и по дороге, в Эдо (современное Токио), он встретился с Сакакибара. Сакакибара-сэнсэй написал письмо и попросил Сокаку передать его Синдзо Момоно-и в Осака. Сакакибара знал о планах Сокаку присоединиться к армии Сайго для военных тренировок (муся сугьё (путешествие, в которое отправлялись с целью повысить свой воинский уровень через встречи с мастерами боевых искусств и поединки. - прим.)) и попросил Момоно-и удержать его от этого. Так как Сокаку не умел читать, он просто положил письмо к себе в кимоно и принёс его Момоно-и в Осаку. После чего начал там же заниматься.

- Что представляли собой тренировки Сокаку в додзё Момонои?

- Благодаря протекции Сакакибара, в додзё Момоно-и Сокаку был принят как гость. Синдзо Момоно-и стал инструктором в полиции благодаря рекомендации Сакакибара-сэнсэй. Поначалу Сакакибара сам обучал полицейских, но позже рекомендовал на эту должность Момоно-и, почувствовав, что тот для этого лучше образован. В конечном счёте, из-за вмешательства Момоно-и, Сокаку так и не смог присоединиться к армии Сайго.

- Не могли бы вы рассказать о конце 1870-х, когда Сокаку странствовал по стране изучая боевые искусства.

- В то время не существовало поездов, и поэтому Сокаку путешествовал пешком. Он не мог знать заранее об особых техниках, которые могли быть в каждом додзё, что он посещал. Он говорил что, стоя снаружи звал пока кто-нибудь выйдет, но сам первым никогда не входил внутрь. Даже в старости, возвращаясь в свой собственный дом, он стоял снаружи и звал меня, крича: "Содзабуро!" даже не заходя в дом.
В те времена люди тренировались в течение трёх лет, участвуя в десяти тысячах поединков. Говорили, что после таких занятий, фехтовальщик начинал понимать, как нужно держать бамбуковый меч. Если же он занимался немного дольше, то мог сказать: "Я занимался немного". Тогда это означало, что человек является большим мастером. Это был один из паролей среди занимавшихся боевыми искусствами.
По тому, как человек держал бамбуковый меч, можно было сказать, сколько лет он прозанимался, а другие могли сказать: "О! Этот человек надевал мэн десять тысяч раз и провёл три года в странствиях по стране". Так было в начале периода Мэйдзи. В то время не существовало системы данов.

- Официальный родной город Сокаку находился в префектуре Факусима?

- Нет, он здесь, по моему текущему адресу. Он отделился от основной семьи в Айдзу и формально сменил свой адрес на Хоккайдо.

- Сэнсэй, однажды Вы рассказали об известном инциденте, произошедшем в1882 году в Факусима, где Сокаку был атакован группой строителей и чудом остался жив. Сохранились ли в префектуре Факусима какие-либо документы об этом происшествии?

- Я был в Факусима, но не нашёл никаких документов. После этого случая у Сокаку были раны по всему телу. Ему даже пронзили спину киркой. Он был спасён уже после того, как уже потерял сознание. По словам Сокаку, было очень темно, и вдали он увидел огонь. Он говорил, что когда он смотрел на огонь, ему становилось хорошо. Затем постепенно он пришёл в себя и услышал голос своего дяди, Синдзюро Курокочи, зовущего его. Сокаку был спасён благодаря тому, что там оказался его дядя. (Заглядывает в журнал) Его дядя в прошлом был членом клана Айдзу. Я думаю, что именно ему и ещё нескольким правительственным чиновникам и принадлежит заслуга спасения Сокаку.

- Когда в журналах Сокаку впервые упоминается термин "айкидзюдзюцу"?

- Полагаю, что айки начали изучать как искусство самообороны очень давно, в период Токугава. Среди техник Дайто-рю дзюдзюцу существует особый тип айки техник, называемых ханза хандачи. Техники, изучавшиеся для использования во дворце, назывались осикиучи.
В прежние времена, когда люди заходили в обанбэя (большой зал для приёмов в замке, заходить в который могли лишь избранные - прим.) дворца в Эдо, у них забирали мечи. Сдавать всё оружие приходилось всем кроме высокопоставленных благородных особ, которым дозволялось оставлять при себе короткие мечи. Перед семьёй сёгуна им приходилось передвигаться на коленях. Техники ханза хандачи из Дайто-рю использовались в этот период в случае возникновения внештатных ситуаций.

- Должно быть, ханми хандачи является важным элементом в обучения Дайто-рю.

- Да, это верно. Передвижение на коленях (сикко) является базовым навыком в Дайто-рю. Техники ханми хандачи также основаны на передвижениях на коленях и используются против неожиданной атаки, когда вы сидите. Техники, которые начинаются из положения сидя и заканчиваются стоя, есть только в Дайто-рю. Другие классические боевые искусства имеют в своём арсенале техники для контроль сидячего противника, но только в Дайто-рю вы учитесь бросать вашего противника в пяти направлениях в процессе вставания из сидячего положения.
Мы используем термин гохо, что значит пять направлений, и поэтому техника называется гохонагэ. В гохонагэ вы бросаете вашего врага в пяти направлениях - вперёд, назад, направо, налево и в центр - туда, где вы только что находились. Эта техника существует исключительно в Дайто-рю. Также существуют броски в пяти направлениях, основанные на икадзё, никадзё и санкадзё.

- Правда ли что термин сихонагэ пришёл в Айкидо из Дайто-рю?

- Верно, так же как и котэгаэси.

- А как насчёт кокюнагэ?

- Мы называем эту технику айкинагэ.

- А косинагэ?

- Он называется косигурума.

- Что насчёт тэнчинагэ?

- Это одна из техник айкинагэ.

- Не могли бы вы рассказать о базовых техниках Дайто-рю, как, например, иппондори?

- Иппондори связано с когусоку в Оно-ха Итто-рю, где используется кодачи (короткий меч). Вы бьёте противника снизу вверх, когда он атакует вас мечом. В Дайто-рю, вы пригвождаете противника сразу после того, как он атаковал вас схватив за грудки. Эта техника используется когда противник приближается к вам вплотную, а вы осуществляете контроль. И в отличие от других школ, удержание противника выполняется коленями. Затем вы хватаете противника за волосы с тем, чтобы отрезать голову.
Это очень характерно для техник Дайто-рю. Вы можете возразить: "Какой в этом смысл в наши дни, в наше время?" Но это основы Дайто-рю. Если вы удерживаете противника коленями, обе ваши руки остаются свободны. После чего вы можете перерезать ему горло. До того момента вам нужно быть настороже.
Когда у вас свободны руки, вы сможете совладать даже с ситуациями с несколькими нападающими, поскольку один из нападающих пригвождён вашими коленями. В этом заключается сущность Дайто-рю. Противник не сможет подняться, если вы контролируете его всем весом тела сконцентрированным в коленях. Все без исключения техники смертельны. Ни одна техника не даёт противнику ни единого шанса.
Методика обучения Дайто-рю кардинально отличается от других школ. В серьёзных ситуациях мы используем настоящие мечи. Когда Дайто-рю использовалось полицией, они постепенно прекратили подобную практику и стали мягко удерживать противника.
Даже в период Мэйдзи, люди перестали контролировать противника с тем, чтобы отрезать ему голову. Тем не менее, суть Дайто-рю и заключается в том, чтобы быть настороже до тех пор, пока вы не перережете противнику горло. Атаки должны выполняться незамедлительно. Таким вещам мы обязательно обучаем в Дайто-рю. Поэтому наши занятия довольно жесткие и несколько отличаются от других типов тренировок или от мягкой практики с айки.

- Не могли бы Вы рассказать подробнее о концепции айки?

- Айки заключается в том, что Вы тянете, когда Вас толкают, и толкаете когда, Вас тянут. В этом заключена суть медлительности и скорости, приводящего ваши движения в гармонию с ки вашего противника. В отличие от киай, заключающегося в движении до предела, ки никогда не сопротивляется. Айки применяется для самозащиты, в случае, когда противник нападает первым, и мы используем этот термин, говоря о самозащите как таковой. Но не надо путать. Поэтому полиция не использует слово айки. Они используют дзюдзюцу. Они используют киай, через атаку сэн сэн. Атака это киай.
С другой стороны, айки - это го но сэн. Полицейским разрешается нападать первыми. Поэтому полиция сейчас изучает Дайто-рю, несмотря на то, что в наши дни, ту смесь дзюдо, кэндо, айкидо и других боевых искусств используемых полицейскими обычно называют тайходзюцу, или техниками задержания.

- Вы не моли бы рассказать о семинарах Сокаку, которые он проводил начав преподавать?

- Обычно семинар длился десять дней. К сожалению, было невозможно распространять искусство систематически, Сокаку проводил время, обучая в путешествиях, и не основывал дочерних додзё. Сокаку был не таким человеком; он хотел тогда лишь обучать. Студентам нужно было вписывать свои имена в журналы каждый раз, когда они принимали участие в семинарах. Он никогда не позволял преподавать Дайто-рю людям, никогда у него не обучавшимся.

- Был один известный случай когда, только начав преподавать, Сокаку встретился с иностранцем по имени Чарльз Перри, преподававшем в Японии английский язык в период Мэйдзи. Наверное, его имя должно упоминаться где-то в журналах Сокаку.

- Верно. Сокаку тогда преподавал во Второй Армейской Дивизии в Сэндай. Мистер Перри приехал преподавать английский в Сэндайской Высшей Школе. Иностранец, приехавший в Японию с мистером Перри, также учился у Сокаку Такэда. Мой отец знал такие (английские) слова как, например, "shoulder" (плечо - прим.). Он также мог сказать, например, "pin" (пригвоздить, удержать - прим.) вместо "осаэ". Так что он немного знал английский!

- Когда Морихэй Уэсиба, основатель Айкидо, впервые встретил с Сокаку?

- В 1915 году. Насколько я знаю, они встретились в гостинице Хисида в городе Энгару, на севере Хоккайдо. Видимо, мистер Уэсиба прибыл на Хоккайдо, чтобы обрабатывать землю, когда ему уже было за тридцать. Он собрал вместе вторых и третьих сыновей из семей, не старших, и они поселились на Хоккайдо.
Он всё ещё был молод, поэтому, думаю, что для него это было нелегко. Мистер Уэсиба изучал Дайто-рю с моим отцом с 1915 по 1919 гг., около пяти лет. Он занимался много и увлечённо. н был любимым учеником Сокаку. Тем не менее, Сокаку ругал его больше всех, не считая меня. Так как я был его сыном, для меня это было естественно, но я представляю, как сильно это должно было задевать Морихэя, ведь он не был членом нашей семьи.
(Смотрит в журналы учёта) Мистер Уэсиба действительно занимался довольно много. Вот это был первый раз, это второй, а это третий. Вот четвёртый, пятый, шестой и седьмой раз... Здесь указано восемь семинаров, где Морихэй участвовал в качестве ассистента Сокаку. Всего он занимался в качестве ученика в течение семидесяти дней. Вот ещё одна запись, девятая.

- Это сильно отличается от того что было известно ранее о связях Морихэй Уэсиба и Сокаку Такэда, не так ли?

- Да, мистер Уэсиба очень много сопровождал Сокаку. Путешествия с Сокаку имели гораздо большее значение, чем просто тренировки вместе с ним на регулярных семинарах. И более того, мистер Уэсиба обучался также как ассистент Сокаку.

- Так Уэсиба-сэнсэй после этого восьмого семинара участвовал в них уже в качестве ассистента Сокаку-сэнсэя...

- Да, верно. С этого времени он начал сопровождать его. Так как Сокаку бывал в разных местах и преподавал полицейским, судьям и такого рода людям, мистер Уэсиба возможно решил, что это искусство прекрасно, и, овладев им, ему больше не пришлось бы заниматься сельским хозяйством. Он был очень увлечён Дайто-рю и словоохотлив. Когда Сокаку преподавал Дайто-рю группе судей и прокуроров в Хакодатэ, мистер Уэсиба был его напарником и ассистентом при обучении. Ему шёл тогда четвёртый десяток, а он мог обучать судей уже в столь юном возрасте. Обычно, в то время было довольно трудно дорасти до этого уровня. Инструктора не принимали на работу в полицию, если он не был потомком самурайского рода. С этим было довольно строго. Так что было большим достижением, обучать судей, будучи столь молодым. Морихэй Уэсиба даже в толь раннем возрасте был замечательным человеком.

- Так Уэсиба-сэнсэй в то время уже стал сертифицированным инструктором Дайто-рю?

- На самом деле, это случилось гораздо позже. Ещё до получения сертификата, он вернулся на Хонсю (крупнейший из четырёх основных Японских островов - прим.). Здесь записано, что он получил свой сертификат в Аябэ. Если я ничего не путаю, моя мать и я отправились в Аябэ, около Киото, когда мне было шесть лет. Мы надолго задержались в доме мистера Уэсиба, известном как Уэсиба-дзуку. Несмотря на то, что я был мал, я наблюдал за тренировками. В то время там было сорок студентов.
Ага, вот оно... Вот запись о нашем там пребывании. Мы оставались там примерно пять или шесть месяцев. Вот, здесь говорится, что ученики Уэсиба-дзуку получали наставления в Дайто-рю дзюдзюцу от Сокаку Такэда-сэнсэя. Многие из этих студентов являлись последователями религии Омото.
Вот, например, Масахару Танигучи из Сэйчо-но Иэ (Одна из японских, так называемых, «новых религий», основаная Танагучи, бывшим членом секты Омото. - прим.). Вице-адмирал Сэйкё Асано также занимался Дайто-рю. Эти люди тоже изучали искусство. Смотрите сюда, вот имя "Морихэй Уэсиба". Здесь ясно указано, что тренировки проходили с 28 апреля до 15 сентября 1922 года, - это довольно долго. Мистер Уэсиба также обучал в качестве ассистента. Сокаку не особо жаловал религию Омото, так что, кажется, называл (саркастически) его дом "виллой" Морихэя Уэсибы.

- То есть Сокаку ежедневно преподавал с 28 апреля по 15 сентября?

- Точно так. Он обучал вместе с Уэсиба. Вот сертификат кёдзю дайри (помощника инструктора) Морихэя Уэсиба. Это его собственноручные записи и он гласит:


1. Принимая учеников для обучения Дайто-рю айкидзюдзюцу, будь осторожен и выбирай людей хорошего поведения.
2. Обучая студентов, требуй, чтобы они записывали свой адрес, имя, возраст, расположение их додзё и условия обучения в журнале, скрепляя это, в подтверждение, их печатью.
3. Обучая студентов, нужно взимать начальную плату в 3 йены, передаваемую Такэда-сайсэнсэй в качестве регистрационного взноса. 15 сентября 1922 года.
Эти слова записывал каждый, принимая инструкторский сертификат. Это так же как мы делаем в наши дни, основывая дочерние додзё. Мистер Уэсиба занимался очень много, гораздо больше чем кто-либо другой.

- Сокаку приехал в Аябэ по приглашению Уэсиба-сэнсэй?

- Дело в том, что в додзё Уэсиба-сэнсэя занимались несколько моряков. Все они имели некоторый опыт в борьбе сумо и были довольно сильны. И так как Уэсиба-сэнсэй было сложно справляться с такими людьми, он пригласил Сокаку Такэда-сэнсэя. Это были довольно крупные люди, а мистер Уэсиба был меньше меня. Я полагаю, что ему было сложно контролировать их, поскольку он не точно выполнял техники. В конце концов, это довольно трудно выполнить, используя только айки.

- Не могли бы вы рассказать о взаимоотношениях вашего отца и Морихэй Уэсиба, после того как тот остался в Аябэ в 1922 году?

- Коль скоро Уэсиба-сэнсэй был одним из лучших учеников Сокаку Такэда и обучался у него столь долго, я всегда навещал его, направляясь в Токио, но я не был там, с тех пор как он умер. Я полагаю, что Морихей Уэсиба был любимым учеником Сокаку Такэда. Сокаку ужасно беспокоился, когда Уэсиба был арестован в Осаке. (Уэсиба был ненадолго задержан вследствии второго инцидента Омото в 1935 году. Многие здания центра Омото в Камэоке и Аябэ были взорваны, и были арестованы многие высокопоставленные руководители секты. - прим.). Он попросил Юкиёси Сагава и меня съездить и проверить, как у него дела. Уэсиба тогда находился под домашним арестом в Танабэ. Услышав же, что с Уэсиба всё хорошо, Сокаку успокоился. Он всегда очень беспокоился за Морихэя. Сокаку ему очень доверял и всегда звал его, когда у него были проблемы. Уэсиба был прилежным учеником.

- Известно, что Сокаку обучил тысячи офицеров полиции. Не могли бы вы рассказать об этом?

- Сокаку очень долго преподавал и обучил около тридцати тысяч человек. В основном его учениками были полицейские, и он был действительно исключителен, поскольку среди них было много экспертов в дзюдо и кэндо. Сокаку был довольно жёстким человеком, и его манера преподавания меча были так же строги. Ему никто не мог противостоять. Так что, несмотря на то, что Сокаку позволял своим партнёрам во время демонстраций с мечом надевать защитную маску, сам он никогда этого не делал.
Встречаясь с журналистами, он никогда не показывал им техник. Он очень строго относился к своему искусству, поскольку оно применялось в полиции. Полицейские были непревзойдёнными мастерами в дзюдо, кэндо и всём остальном, поскольку были связаны со всем этим по службе.
В отдельном полицейском департаменте обычно было не больше сотни полицейских. Раз в месяц проводилось собрание, на котором вместе собиралось много офицеров полиции из более мелких подразделений. И по таким случаям приглашали преподавать Сокаку. Он лично обучил огромное число людей.
Припоминаю случай в Урава, префектура Сайтама, когда там преподавал Сокаку Такэда. Однажды, мистер Судзо Сибуя пригласил Сокаку в ресторан. Мой отец попросил меня заменить его, поскольку он простудился и хотел остаться в постели. И я пошёл, даже не представляя, что произойдёт. Там я встретил инструктора полиции, спросившего меня, когда Сокаку Такэда-сэнсэй получил сертификат ханси. Когда я ответил, что у него нет такого, человек спросил, когда он получил степень кёси. Я сказал, что у него нет и такого сертификата. Тогда он спросил о степени рёнси. Я снова ответил отрицательно. Когда же он наконец спросил, есть ли у него степень дан, а я ответил что нет, он разозлился (ханси - инструктор высшей категории. кёси - инструктор средней категории. рёнси - минимальная инструкторская степень. - прим.). "Где, по-вашему, вы находитесь? У нас в Урава есть мастер, инструктор кэндо, Такано Ханаси!"
Боевые искусства процветали в Урава, и вдруг там преподает человек без степени ханси или кёси. Более того, Сокаку Такэда даже не имел степени кю! Мистер Сибуя выглядел столь угрожающе, что я отшатнулся. Если подумать, было вполне естественно, что он так разозлился. Сокаку преподавал в области, где жил и обучал полицию Такано-сэнсэй. Затем мистер Сибуя спросил, какого рода вещами мы занимаемся в Дайто-рю и начал меня душить. Я тут же сам провёл удушающий приём одной рукой, и это расставило всё на свои места! Он на коленях попросил прощения, после чего кардинально изменил своё отношение и сказал, что на следующий день поговорит с начальником полиции.
Сокаку обучал полицию в Урава, когда ему было почти восемьдесят лет. Все эксперты в будо были ошеломлены. Сокаку толкнул одного из полицейских и прижал его правую руку своей левой так, что тот не мог больше двинуться. Сокаку заставил этого человека поклониться присутствующим и сказал, "Хорошо, теперь поприветствуйте этого человека!" Сокаку мог одной рукой заставить всех этих мастеров дзюдо и кэндо поклониться. В конце концов, он сказал им: "Теперь вы понимаете?" Кажется, человек, которого он выбрал первым для демонстрации, был инструктором шестого дана по дзюдо в школе полиции. Сокаку говорил: "Когда идёшь учить, выбирай сильнейшего. Когда ты выполнишь технику на самом сильном, это всех убедит и даст стимул заниматься с тобой". Но как узнать, кто самый сильный среди пары сотен человек? Он просто смотрел и выбирал верных людей одного за другим. Это и есть айки!

- Должно быть, существует много историй о том, как Сокаку преподавал в полиции.

- Да, как-то на одном семинаре Сокаку сделал нечто странное. Он указал на нескольких людей из числа пришедших полицейских и велел им уйти. Затем он стал учить остальных. После того как занятия закончились, начальник полиции спросил, почему он потребовал именно этих трёх-четырёх офицеров уйти до начала занятий. Сокаку внимательно посмотрел на него и сказал: "Разве вы не знаете? Один из них много выпивает и тем самым доставляет вам много хлопот, ведь так? Как я могу учить такого человека? Другой бегает за юбками, ведь верно? Вот почему я отказался учить его. А ещё один часто ослушивался ваших приказов и вам сложно с ним справляться, не так ли? Я не могу обучать подобных людей!" Сокаку видел всех этих людей впервые в жизни, так что начальник полиции был очень удивлён. Люди следовали за Сокаку, поскольку он обладал такими способностями. Одной из самых важных способностей для судьи является умение оценивать людей, и Сокаку обладал такой способностью. Её невозможно сымитировать. Я начал осознавать важность верного определения характера человека, когда стал детективом. Мы определяли характеры людей по их лицам. Конечно, мы также обращали внимание на их поступки, но способность читать по лицу очень ценна. Я читал много книг по данному вопросу, но этому не так легко обучиться. Я не могу, с первого взгляда, оценив человека, сказать ему уйти. Был ещё один удивительный случай, связанный с полицией. Однажды когда мой отец приехал в Осаку, он сказал мне: "Расположи людей по порядку, используя айки." Я не понял, что он имел в виду, и спросил одного из людей в додзё. Он рассказал мне, как он был удивлён, когда Сокаку определил уровень людей, которых он видел впервые в жизни, и рассадил их по порядку от самого старшего до младшего. Решив, что это было вещью, которую не смог бы сделать обычный человек, он стал серьёзно заниматься у Сокаку.

- Такие эпизоды восхищают и дают хорошее представление о характере Сокаку.

- Была ещё одна история, произошедшая в гостинице в Сэндаи. Там остановилась женщина примерно сорока лет, и я разговаривал с ней и другими гостями. Она говорила, что приходится дочерью самурая и владеет нагинатой, чайной церемонией, и тому подобными вещами. Мы находились под впечатлением и внимательно её слушали.
Неожиданном мой отец, находившийся на втором этаже, спустился к нам, создав невероятную сутолоку. Сокаку плохо слышал, но заметил нас со второго этажа и быстро сбежал вниз. Этот случай удивил даже меня. Как мог он услышать нас, если имел проблемы со слухом? Мы говорили не так уж громко, а он был наверху. Он сел прямо между мной и этой женщиной, указал на неё и сказал, "Эта женщина сумасшедшая! Тебе не следует быть с ней. Пойдём со мной!" Он встал и вернулся на второй этаж. Разве я мог встать и последовать за ним? Мы разговаривали вполне серьёзно. Обычно Сокаку ходил бесшумно, но на этот раз он спустился по лестнице с большим грохотом. Я оказался в ужасной ситуации!
Я извинился перед женщиной и объяснил, что моему отцу почти восемьдесят лет и, что он часто делает странные вещи. Тем не менее, эта женщина и другие гости разозлились и не хотели меня слушать. Я подумал что ситуация уже достаточно вышла из-под контроля и, искренне перед ней извинившись, поднялся по лестнице. В тот момент, когда я дотронулся до двери, я услышал грозный окрик моего отца: "Разве ты не понимаешь, что тебе не следует общаться с этой сумасшедшей!" Он был действительно зол и сказал: "Я могу читать мысли нормальных людей. Но не могу читать мысли сумасшедших, так как они беспорядочны. Зачем ты тратишь время на таких женщин?" Я не знал, что мне делать. Даже если бы я сказал ему что эта женщина не сумасшедшая, он не послушал бы меня и назвал бы дураком, настаивая, что она ненормальная. Через пару дней хозяин гостиницы сказал мне, что муж этой женщины приходил, чтобы забрать её. Я встретился с ним и рассказал о том, что случилось. Он внимательно меня выслушал и спросил, сколько лет моему отцу. Когда же я ответил что ему восемьдесят, он спросил, правда ли что мой отец назвал его жену сумасшедшей. Я признал это и попросил прощения.
"Позвольте мне рассказать вам историю", - ответил он мне. Он сказал, что его жена сошла с ума после рождения ребёнка. В связи с этим он разыскивал её, когда она пропала. Весной и осенью она отправлялась в гостиницу или оставалась у друзей. Её муж узнал, что он сделала звонок из этой гостиницы и приехал, что бы забрать её. Тот факт, что она была ненормальной, держался в секрете, как от её родителей, так и от детей. Это был секрет, который был известен лишь ему и его жене. Вот почему он несколько раз переспросил, действительно ли мой отец назвал её сумасшедшей. Он хотел знать, что такого сделал мой отец. Мой отец был способен видеть истину.
И был ещё один похожий случай. Однажды мы остановились в Осака у человека по имени Ёсидзо Хасэгава. Он жил в двухэтажном доме и работал торговым агентом. В то время люди называли своих служащих бонсан, и именно так владелец представил нам одного шестидесятилетнего мужчину. Я разговорился с ним о разных вещах. Затем Сокаку неожиданно сбежал вниз по лестнице. Обычно он ходил бесшумно, но на этот раз он опять устроил переполох. Он взглянул на этого человека. Затем сказал: "Этот человек Буддистский священник. Почему он здесь?" И, несмотря на то, что хозяин объяснил, что этот человек всего лишь служащий, которого он только что нанял, Сокаку молча осмотрел человека и сказал: "О, да. Я вижу по вашему лицу, что вы пострадали из-за женщины. Должно быть, вы потеряли из-за неё голову. В противном случае вы смогли бы сохранить своё положение высокопоставленного Буддистского священника. Вы был священником из хорошей семьи."
Бонсан не проронил ни слова. Тогда Сокаку, сказав это, вернулся к себе по лестнице. На этот раз он не сказал мне следовать за ним. Бонсан спросил меня, не был ли мой отец предсказателем. Я ответил: "Нет, он занимался боевыми искусствами. Он очень стар. Прошу вас извинить его".
Тогда мужчина воскликнул: "Я никогда в жизни не был так поражён! Я собирался стать во главе храма, хотя я и не могу назвать его, так как это деликатный вопрос. Но я оказался в таком положении из-за женщины. Но как он узнал?" Примерно через два дня, этот человек уволился и покинул этот дом, сказав, что он был напуган. Сокаку должен был придержать это наблюдение при себе, но он сказал. Позже я слышал, что этот человек был высокопоставленным священником. Мне никогда не удавалось повторить то, что делал Сокаку. Он действительно обладал такими чувствами. Только встретив человека, он видел его насквозь. Он видел прошлое, настоящее, и даже будущее.

- Похоже, что у Сокаку была необычайная сила восприятия.

- Да. Я расскажу вам ещё одну историю. Так как Сокаку был человеком Будо, он был очень подозрителен. Никогда не ел ничего, кроме того, что ему предлагали его собственные ученики. Он прикасался к пище, только если вы предлагали ему, предварительно попробовав это в его присутствии, в противном случае он был крайне осторожен. Я полагаю, что такое поведение было вполне естественно для такого человека как он. Он всегда был настороже.
Однажды его осторожность доставила мне немало проблем. Как вы, наверное, знаете, был такой мастер меча по имени Сасабуро Такано. Мой отец, я и Сузо Сибуя как-то посетили этого сэнсэя. Племянница мистера Сибуя была замужем за Сигэёси Такано, приёмным сыном Такано-сэнсэя, так что Сибуя пришёл с нами. Такано-сэнсэй был довольно странным человеком. Перед входом в его дом были выставлены напоказ копья и нагинаты. В задней комнате была толстая тигровая шкура. Такано-сэнсэй был очень мягким человеком и разговаривал тихо, в то время как Сокаку Такэда всегда говорил громким голосом, как будто спорил. Он разговаривал громко, куда бы ни пришёл. Он говорил мне, что разговаривает так для того, что бы люди его понимали. Так как он был самураем, то сохранял привычку, представляясь кому-то, говорить громко - как настоящий воин!
Так или иначе, мы разговаривали с Такано-сэнсэй и нам подали сладости. Я свои съел, а Сокаку к ним даже не притронулся. Так что Такано-сэнсэй завернул их с тем, чтобы предложить сидящему перед ним Сокаку, но обнаружил что его нет. За то время пока Такано-сэнсэй заворачивал сладости, Сокаку исчез. Я был рядом с ним и могу заверить, что он пропал словно по волшебству.
Так как я любил кэндзюцу, я всё время смотрел на Такано-сэнсэя, который был мастером меча. И в это время Сокаку и пропал. Мой отец сидел рядом со мной, напротив Такано-сэнсэй. Когда Такано-сэнсэй спросил меня, куда исчез Сокаку, я ответил, что, вероятно, он направился в другую часть дома поприветствовать жену. Тогда Такано-сэнсэй прошёл в заднюю комнату за ним и некоторое время не возвращался. Когда он вернулся, у него было странное выражение лица, и он сказал: "Ну, там я его тоже не могу найти. Не понимаю, куда ушёл Такэда-сэнсэй?" Мы не могли разыскивать его вечно, я решил пойти домой.
Выходя из комнаты, Такано-сэнсэй пропустил меня вперёд как гостя, постольку я был сыном Сокаку, который был старше его. Мы вышли из комнаты, и, будучи у выхода, заметили Сокаку стоящим снаружи. Такано-сэнсэй воскликнул: "Вот он где! И в таком месте!" Тогда Сокаку открыл дверь снаружи и вошёл. Только что он был с нами в комнате, а теперь неожиданно оказался у входа. Мы попрощались с Такано-сэнсэем и пошли домой. Придя домой, мой отец меня строго отругал. Он сказал: "Кто, по-твоему, такой этот Такано?" На самом деле я знал, что он является учителем высшей школы. В то время уровень учителя средней школы примерно сопоставим с нынешним директором школы. К тому же он был хорошим фехтовальщиком. Сокаку ругал меня за то, что я прошёл вперёд Такано-сэнсэя. Он сказал мне: "Что бы ты сделал, если бы Такано схватил бы тебя сзади?"
Я не мог поверить, что такое было возможно. Такано-сэнсэй был школьным учителем и к тому же мастером кэндзюцу, а я был двадцатилетним юношей. Тем не менее, когда я сказал, что с Такано-сэнсэем такое был просто невозможно, мой отец снова отругал меня: "Людей убивали после того, как они говорили, что это невозможно! Как тебе не стыдно, позволить Такано следовать за тобой! Для человека будо естественно следовать за другими. Идти перед кем-то всё равно, что быть убитым. Разве ты этого не понимаешь? Тогда возвращайся на Хоккайдо!" Видимо, в старые времена ситуации, подобно описанной, действительно случались. К примеру, кто-то мог завернуть за угол и быть атакован человеком с копьём.
Но я жил в период Сёва (1926-1989гг.). Я никогда не задумывался о подобных вещах. Довольно сложно быть человеком Будо. Двоюродный брат моего отца как-то рассказал мне, что в нашей семье существовала секретная техника. Он сказал: "В семье есть техника кабэнукэ (прохождение сквозь стены). Никогда не забывай об этом". И хотя я никогда не верил, что подобные техники существуют, после столь неожиданного исчезновения Сокаку, я изменил своё мнение. Мой отец никогда не рассказывал мне, куда он пропал. Такано-сэнсэй был крайне удивлён. Мой отец исчез из комнаты, где Такано-сэнсэй обычно читал. Мы никогда так и не узнали, как он выбрался наружу. Он не открывал дверь. Это была дверь в западном стиле, и она была закрыта с самого начала. Мы не знаем, как он вышел из комнаты.

- Благодаря вашим статьям в информационном бюллетене мы многое узнали о Сокаку-сэнсей.

- Важно понять, как и почему Сокаку Такэда стал тем кем он был. Небольшой человек - ростом меньше 152 сантиметров - не смог бы обучать полицию только потому, что владел мечом. У него были сторонники. Это именно то, что я сейчас изучаю. Это были люди служившие в армии и на флоте, чьи имена записаны в журналах. Были и те, кто поддерживал его ещё раньше, включая адмирала, чья биография была недавно опубликована. Если вы загляните в его книгу, вы увидите имена тех же офицеров что и в журналах, и вам станет ясно, какие люди поддерживали Сокаку.
Во время Русско-японской войны (1904-1905гг.), личный состав Второй Армейской Дивизии из Сэндай, где преподавал Сокаку, был передислоцирован на Хоккайдо по требованию одного из судов района Хакодатэ. Этот опыт также был для него полезен. Это был не первый раз, когда Сокаку посещал Хоккайдо. Он уже бывал там с Цугумучи Сайго (1843-1902гг.), известным как "отец Второй Армейской Дивизии". Сайго представил Сокаку генералам как ученика Таномо Сайго, советника Айдзу, и оказал ему большую поддержку. Когда Цугумучи отправился туда в качестве руководителя программы развития Хоккайдо, он попросил Сокаку сопровождать его для охраны. Цугимучи был младшим братом Такамори Сайго.
Таномо Сайго, советник Айдзу, позднее известный как Тиканори Хосина, и Такамори Сайго были родственниками и переписывались. После войны Айдзу, когда Таномо испытывал финансовые затруднения, он даже получал деньги от Такамори. Говорят, что это были сотни и тысячи йен, что по тем временам было просто громадной суммой.
Через свои связи с Цугумучи, Сокаку сначала перебрался в Сэндай, чтобы преподавать своё искусство во Второй Армейской Дивизии. А это было вещью, которую обычный человек ни за что не смог бы сделать без рекомендации. Так что Сокаку поддерживало множество выдающихся людей. Имена и печати всех этих людей состоявших на службе на флоте и в армии находятся в списках.
Гомбэй Ямамото - дважды бывший премьер-министром Японии - был одним из этих лиц. Так же как и Исаму Такэсита, он был родом из Кагусима. По этой причине Такэсита и представил Морихэя Уэсиба Гомбэю Ямамото.

- Не могли бы Вы рассказать подробнее об отношениях Сокаку и адмирала Исаму Такэсита?

- Я не много могу рассказать, так как никогда лично не встречал адмирала Такэсита. Но я читал его статью под названием "Героические свершения Сокаку Такэда". В ней он описал столкновения Сокаку с разными преступниками. Я думаю, что эта статья основывалась на собственных рассказах Сокаку, но она была не очень большой.
Мистер Уэсиба рассказывал о том, что Исаму Такэсита написал подобную статью, но я не понял, что её написал адмирал, поскольку там упоминалось лишь имя Исаму Такэсита.

- А когда адмирал Такэсита стал учиться у Сокаку?

- Он был больше сочувствующим, нежели учеником. Хотя в середине 1920-х Сокаку и обучал его техникам.

- А отражено ли его имя в журналах Сокаку-сэнсэй?

- Да, есть. Здесь записано: "Адмирал Исаму Такэсита". В журналы все записывали свои имена. Правительственные министры того времени были столь высокопоставленны, что не ставили свои печати в журналы. Тем не менее, они записывали в журналы то, что мы называем какихан, или печати, записанные от руки, и они действительно потрясающи. Полагаю, это было в военно-морском штабе в Токио, где Сокаку и обучал этих высокопоставленных офицеров.
Там также был и вице-адмирал Сэйкё Асано. Кстати говоря, Исаму Такэсита и ещё двое демонстрировали своё искусство на первой Демонстрации Классических Боевых Искусств (прошедшей в 1935 году) как Дайто-рю айкидзюдзюцу, а не Айкидо. В этой демонстрации приняло участие тридцать восемь различных школ боевых искусств. Осенью 1940 года был основан фонд Кобукан (организация созданная для управления Кобукан додзё Морихея Уэсиба и предшественник нынешнего Фонда Аикикай. -прим.), и адмирал Такэсита был назначен его первым председателем. Хотя сейчас люди, занимающиеся Айкидо, и называют своё искусство «Айкидо», в то время оно увязывалось с Дайто-рю айкидзюдзюцу. Адмирал Такэсита в 1939 году стал также третьим главой Японской Ассоциации Сумо.

- Вы упоминали, что Сокаку Такэда был другом Дзигоро Кано, основателя дзюдо. Не могли бы вы подробнее рассказать об этом?

- Да, они часто встречались. Мистер Кано и Сокаку были близкими друзьями, так как они оба были мастерами боевых искусств и примерно одного возраста. Они часто встречались в Токио. Мистер Кано создал дзюдо на базе школ Кито-рю и Тэнсин Синё-рю дзюдзюцу. Сокаку тоже занимался классическими боевыми искусствами. Кано создал свою систему в качестве метода физического воспитания. Разница между Дайто-рю и дзюдо в том, что у нас в Дайто-рю нет спаррингов один-на-один. Был ещё человек по имени Сохачиро Ногучи, глава группы, называемой Имперский Собукай, и дружба между тремя этими людьми была очень известна. Ногучи также учился у Сокаку. И причиной, почему Кано послал Кэндзи Томики и Минору Мочизуки к Уэсиба заключалась в том, что Уэсиба был учеником Сокаку Такэда. Человек по имени Сиро Сайго был также учеником Кано. Сокаку встретил Кано именно благодаря знакомству с Сайго.
Сиро Сайго был приёмным сыном Таномо Сайго. Сиро Сайго также сыграл огромную роль в популяризации Кодокана. Он был внебрачным сыном Таномо Сайго. Поэтому, несмотря на то, что Сайго был родным сыном Таномо, позже он был усыновлён им, чтобы всё было официально.

- Как я понимаю, военный генерал Макото Миура также был связан с Сокаку-сэнсэй?

- Да, его имя появляется в записях Сокаку, начиная с конца 1890-х гг. Он был экспертом в фехтовании и учился у человека по имени Хидэтаро Симоэ. Симоэ преподавал дзюкэндо во Второй армейской дивизии в Сэндай, когда там преподавал и мой отец.
Симоэ был первым человеком, получившим степень ханси, высшую степень среди мастеров меча. Он также был мастером меча. Поэтому Сокаку Такэда хорошо его знал. Есть одна известная история о Симоэ и Сокаку. Симоэ был слеп. Когда у них был поединок, Симоэ попросил Сокаку проявить великодушие и позволить ему вначале дотронуться до меча Сокаку. Лишь только дотронувшись до меча Сокаку, Симоэ немедленно ринулся вперёд и нанёс удар. Так как Симоэ был мастером копья, его выпад был молниеносен.
Он даже не бил, а лишь толкнул, используя меч как копьё, одной рукой. Так как Сокаку знал, что сделает Симоэ, он позволил ему дотронуться до меча, а затем поднял свой меч вверх. Таким образом, он мог избежать удара. Запись в журнале (показывает) подтверждает, что Макато Миура учился в Сэндаи. Без этих книг, мы бы сейчас этого не узнали. Сокаку не оставил после себя белых пятен.
Он вёл дела так что просто не оставил места для лжи. В прошлом, у военных офицеров были громадные возможности, но всех их он заставил оставить о себе записи. Таким образом, он прекратил все споры по этому вопросу, даже несмотря на то, что сам уже умер!

- Насколько я знаю, живущий и поныне Юкиёси Сагава, был учеником Сокаку и собирался стать его приемником.

- Да, мы с отцом преподавали в полицейском участке Энгару, и я обучал военную полицию в Сэндай и Сайтамскую полицию. Мистер Юкиёси Сагава отправлялся со мной. Затем я вступил в армию. В то время, когда мы использовали термин "триумфальное возвращение", это значило, что человек мог вернуться только мёртвым.
Следовательно, была вероятность, что никто не сможет продолжить дело моего отца. Поэтому я снова попросил мистера Сагаву, которому было в то время всего около тридцати пяти лет, позаботиться об этом вместо меня.

- Часто ли Сагава-сэнсэй сопровождал Сокаку-сэнсэй?

- Да, мистер Сагава занимался в отделении полиции. Мы с ним сопровождали моего отца. Несмотря на то, что Сокаку носил деревянные башмаки, он ходил очень быстро и мы, молодые, едва за ним поспевали. Моему отцу в то время было больше восьмидесяти.
Это ещё раз подтверждает, насколько он был исключителен! Он был быстрым как в ходьбе, так и во всём остальном. Он был необычным человеком.

- Когда Сокаку обучал группу из «Асахи Ньюс» в Осака, начиная с 1936 года, он уже был хорошо известен в мире боевых искусств?

- Да, его тогда уже знали. Потому что он обучал полицию. Примерно в 1930 году, представители «Асахи Ньюс» встретились с моим отцом и опубликовали статью под названием «Има Бокудэн».

- Такума Хиса, глава студентов «Асахи Ньюс», получил лицензию на высшую степень, мэнкё кайдэн, от Сокаку в 1939 году.

- Да, это правда. Изначально он был борцом сумо и был непобедим. Ему было около сорока трёх или сорока четырёх лет, когда он получил мэнкё в Дайто-рю. Но когда доходило до деталей техник, Уэсиба-сэнсэй был лучше. Мистер Уэсиба учился у Сокаку намного дольше.

- А правда что искусство, которым они занимались, называлось "Асахи-рю"?

- Это одно из названий использовавшихся до того момента, когда оно получило имя Айкидо. Я полагаю что имя «Айкидо» не использовалось до окончания Второй мировой войны.
Оно довольно свежее. Минору Хираи был послан в Бутокукай в качестве инструктора из додзё Уэсиба в начале 1940-х гг.
Хираи рассказал мне об этом при встрече, примерно в 1945 году. Перед тем, в районе Осака, около 1936 года, его искусство называлось Дай-Нихон Асахи-рю.

- Были ли у Сокаку какие-либо связи с Бутокукай?

- Нет, не было. Тем не менее, некоторые руководители Бутокукай были студентами Сокаку. Кроме того, я видел имя Айкибудо в программе демонстрации прошедшей в Манчжурии в 1942 году.
Сигэми Ёнэкава и другие довоенные студенты Морихея Уэсиба также использовали название айкибудо. В другое время, похоже, что люди называли его искусство Уэсиба-рю дзюдзюцу или Дайто-рю дзюдзюцу.
В свитке передачи, вручённом Минору Мочизуки в 1932 году, используется название Дайто-рю айкидзюдзюцу.

- Присваивал ли Сокаку Такэда степени дан?

- Нет. Это я начал их вручать. Сокаку выдавал свитки передачи называемые мокуроку, оги и кайдэн, но стоит большого труда писать и вручать подобные свитки.
Поэтому теперь мы выдаём не их, а степени дан.

- Сколько человек получило лицензию на преподавание Дайто-рю?

- Не очень много. Большинство людей просто не занимались достаточно долго. Несколько человек в папках имели пометки напротив их имён, как, например, "айкидзюдзюцу", "айкидзюцу", "оги" или "нито-рю".
Обычно люди занимались в пределах 118 техник. Для получения лицензии нужно заниматься очень упорно.

- Сокаку довольно много путешествовал. На это время его жена и дети оставались одни. Я уверен, что для Вас это было очень трудно.

- Да, конечно. Мой отец никогда не говорил нам, где он находится. Он обычно говорил: "Когда мужчина уходит, у него всегда есть семь врагов. Поэтому не ждите меня назад". Сокаку надолго исчезал во время своих путешествий с тренировками.
Однажды он даже был объявлен пропавшим без вести. Я потерял мать, когда мне было тринадцать. У меня были младшие братья, двух, четырёх, шести и восьми лет от роду, и пятнадцатилетняя сестра. Я многое пережил из-за того, что мой отец не появлялся порой по году, а то и по два. Уходя, он обычно эгоистично заявлял что-то вроде: "Не ждите, что я вернусь".
Он всегда говорил: "Раз ты мой наследник, тебе следует обо всём позаботиться". Он даже не слал писем. У нас с ним совсем не было связи. Он был по-настоящему необычным человеком.
С возрастом у Сокаку возникли проблемы со слухом. Он начал громко кричать, потому что плохо слышал. Одной из причин того, что я начал сопровождать своего отца, была необходимость исполнять роль переводчика.
Так как он разговаривал с акцентом Айдзу, его часто не понимали, даже когда он говорил громко! Я начал сопровождать его примерно с пятнадцати до двадцати лет. Он говорил так громко, что его можно было слышать, даже находясь снаружи дома. И к тому же его голос был очень необычен, и люди удивлялись, даже просто его услышав. Хотя он был очень невысок!
Он был не из тех, кто одевался обычно, как мы одеваемся в наше время. Он всегда носил хакама (складчатая юбка-штаны) и следил за своим внешним видом. Он был человеком другой эпохи, и его склад ума очень отличался от нашего.

- Правда ли что Сокаку-сэнсэй пользовался железным посохом (тэцубо)?

- Да, он носил шестиугольный посох, но мы его потеряли. Он часто носил сикомизуэ, посох со спрятанным внутри мечом. Он использовал его, когда путешествовал, проверяя своё искусство.

- Сокаку Такэда-сэнсэй пил или курил?

- Нет, он не мог ни пить ни курить. Он был неприхотлив в еде, но был очень худ. Он мало ел.

- Не могли бы Вы рассказать нам что-нибудь о Вашем детстве на Хоккайдо?

- В детстве я был очень слабым ребёнком. Имя «Токимунэ» означает «человек, который умён, добродетелен, смел и становится лидером».
Мой отец считал, что имя одолевает меня, и потому сменил его на Содзабуро. Именно под этим именем я и поступил в начальную школу. Хотя моё официальное имя Токимунэ, отец называл меня Содзабуро.
Так что моё настоящее имя Содзабуро Токимунэ Такэда. Люди часто дают своим детям сначала простые имена, а затем меняют на имена известных личностей.

- Наверное, Ваш отец был очень строг, занимаясь в детстве Вашим образованием.

- Да. Мой отец всегда был со мной очень строг. Он говорил мне: "Ты единственный, кто до конца мне предан. Все остальные покинули меня, потому что я упрям, но ты следовал за мной. Ты мой приемник.
Единственная вещь, которая меня беспокоит, так это то, что ты добродушен, и это делает тебя дураком. Это твой единственный недостаток". Я не знаю, действительно ли я добродушен или нет, но, по крайней мере, Сокаку считал, что иметь добрый характер глупо!
Другими словами, я спокойно и свободно обучаю всем техникам. Это может обернуться против меня. Возможно, мне следует до некоторой степени контролировать то, чему я учу.
Вот почему он назвал меня дураком. Ещё он сказал мне: "Так как ты очень доверчив, а значит глуп, тебе нужно внимательно слушать то, что я говорю!"
Я всегда видел вещи, такими как они есть, не задумываясь о том, что за ними стоит.

- Когда Вы прибыли в Абасири?

- В 1945 году.

- Какого рода техники Вы преподавали в департаменте полиции Абасири после Второй мировой войны?

- Сначала обучали техникам задержания. Хотя, прежде всего мы занимались с палкой, так как мечи у полицейских были отобраны и позже заменены пистолетами по распоряжению Армии Соединённых Штатов. Так как в то время не было наручников, мы использовали метод, называемый "техника быстрого связывания", позволявший нам контролировать и обыскивать бандитов, одновременно связывая им руки и шею верёвкой.
В 1951 году я начал работать в Рыболовной Компании Ямада, и в возрасте шестидесяти лет ушёл из неё на пенсию. Это было десять лет назад. Я путешествовал по стране и организовал несколько дочерних додзё.
Сокаку ведь лишь приеподавал, но не основывал филиалов. Хотя это случилось за десять лет до того как я стал серьёзно преподавать, всякий раз когда я куда-то направлялся преподавать, всё проходило хорошо и для меня стало правилом, что группа занимавшихся затем основывала дочерние додзё.
Я говорил своим студентам, что бы ,достигнув примерно уровня нидан, они шли и начинали активную преподавательскую деятельность. Я начинал с группой новичков, а затем позволял им развиться в филиал с официальным признанием.
Теперь у нас уже три тысячи членов, каждый из которых имеет номерную членскую карточку. Это заменило журналы, которые вёл Сокаку до войны.

- Не могли бы Вы рассказать нынешнюю ситуацию с дочерними школами Дайто-рю?

- У нас есть несколько дочерних школ здесь, на Хоккайдо. В районе Осака действует другая школа Дайто-рю, Такумакай. На самом деле эти додзё управляются людьми, бывшими студентами Сокаку.
В районе Осаки школы содержат как его личные ученики, так и все остальные. Тех же, кто преподаёт в Кюси можно назвать третьим поколением студентов Сокаку.
Так что отличия есть даже у личных учеников Сокаку. Их техники различаются так же как их личности. В Дайтокане мы занимаемся с мечами, но другие школы этому мало учат.
Когда я обучаю, я обучаю техникам меча и тайдзюцу (техники без оружия) отдельно. Наш стиль фехтования - Оно-ха Итто-рю. По ходу обучения, я объясняю, что эта и эта техники пришли из школы меча Синкагэ-рю или Оно-ха-рю.
Так как это для меня слишком сложно учить всех желающих, я учу техникам меча Оно-ха Итто-рю только старших членов нашего додзё. Как вы знаете, только в этой школе насчитывается шестьдесят техник. Но вы занимаетесь неверно, если параллельно с дзюдзюцу не занимаетесь мечом, то есть если вы не занимаетесь как Дайто-рю, так и Оно-ха Итто-рю.

- В Вашем информационном бюллетене Вы опубликовали много статей по истории Дайто-рю. Есть ли у Вас какие-либо планы на будущее по изданию книги?

- Я написал эти статьи потому, что хотел, чтобы изучающие Дайто-рю знали правду. Я продолжаю изучать историю, беря эти статьи за основу. Хотя я так никогда и не написал книгу, я чувствую, что со временем я должен буду это сделать.
Как бы то ни было, в моей книге не будет лжи. Так как у меня есть журналы Сокаку, я могу написать книгу, основываясь на содержащейся в них информации. Тем не менее, я вовсе не желаю писать книгу, пока не буду уверен, что в будущем её не придётся переписывать или править.

- Я полагаю, что если у нас нет достоверных источников информации по данному вопросу истории, всегда смогут найтись люди, которые смогут написать о боевых искусствах всё, что им заблагорассудится. Поэтому мы очень хотели бы помочь Вам сохранить точную информацию о Дайто-рю.

- Мне уже больше семидесяти лет, и я стараюсь сделать всё, что бы так оно и было. Приемник не сможет ничего сделать без исторических документов. К примеру, если бы у меня не было ничего, что принадлежало бы Сокаку Такэда, или если бы я должным образом не проверил родословную семьи Такэда, я бы ничего не стоил как его наследник.
Но коль скоро у меня есть все документы, я могу разговаривать об истории, основываясь на содержащейся в них информации. Мне не хотелось бы, чтобы люди думали, что я распространяю небылицы только потому, что я оказался сыном Сокаку.
Однако покажи я эти документы моим студентам, возникло бы множество проблем. Сделай я так, и боюсь, что сразу найдутся люди, которые скажут, что это совсем не то, что говорили ученики Уэсибы, и это может стать причиной разногласий.
Вот почему я публикую только информационные бюллетени и рассылаю их лишь нынешним ученикам. А Уэсиба-сэнсея я в них и вовсе не упоминаю.
К примеру, в одной из книг по Айкидо написано, что Сокаку брал за каждую технику по несколько сот йен. На самом деле, в его журналах записано, что он брал по десять йен за десятидневный семинар. Он не хотел, чтобы люди потом заявляли, что он брал с них по пятьдесят или сто йен, поэтому заставлял их записывать сданные суммы в журнал.
Он был не обычным человеком Будо. Иногда утверждают, что он брал по несколько сот йен за технику, что соответствует нынешним нескольким сотням долларов, но это неправда. За десятидневный семинар он брал по десять йен с любого человека. А с полицейских он брал по пять йен за семинар, так как это было связано с их работой.
Студенты расписывались в журнале в последний день занятий. Коль скоро Сокаку нужно было ещё где-то жить и питаться, ему приходилось брать соответствующую плату.
В то время с 1912 по 1925 годы плата, которую вносили студенты, примерно равнялась стоимости одного мешка риса, весом 60 килограмм. Рыночная цена риса в то время была довольно низкой в сравнении с нынешней.
Полагаю, что оклад полицейского был около тридцати или сорока пяти йен. Зарплата помощника учителя равнялась примерно тридцати пяти йенам. Когда я обучал своему искусству полицию, месячная плата составляла пятнадцать йен и один мешок риса. Полагаю, что по теперешним деньгам (1986 год) мешок риса стоит примерно десять тысяч йен.
Поэтому я думаю, что это не правда, будто он брал по несколько сот йен за технику. Глава каждого полицейского департамента платил как его представитель; отдельные студенты не платили, хотя все они записаны в журналах.
Последние записи в этом журнале относится к 1938 и 1939 годам.


 

на главную