Межрегиональный Будоцентр "САНГЭН"

Интервью Seiichi Sugano Sensei

  

А: Для начала, не могли бы Вы рассказать немного о том, как Вы впервые услышали об Айкидо?

СС: Увидел в одном из еженедельных японских журналов; там была статья об Айкидо. Так я столкнулся с Айкидо.

А: Статья была об О-Сэнсее?

СС: Нет, об Айкидо в целом. Вот так я и заинтересовался, потом отправился на встречу с Киссёмару Досю. В то время он был в Хомбу Додзё.

А: Вы спросили у него разрешения потренироваться?

СС:: Да.

А: Занимались ли Вы другими боевыми искусствами?

СС:: Я занимался Дзюдо. Около шести лет, по-моему.

А: Что же говорилось в той статье, что Вас так заинтересовало?

СС: Я точно не помню. В основном она знакомила с тем, что такое Айкидо, и я подумал, что с технической точки зрения это может быть интересно. В то время это можно было называть хоть Айкидо, хоть дзю-дзюцу, - широкой общественности этот стиль был незнаком, и мне показалось это интересным с технической точки зрения. Потом оказалось, что за этим еще стоит какая-то философия.

А: Когда вы формально начали заниматься Айкидо?

СС: В 1957м или 1958м, кажется.

А: На что были похожи тренировки в Хомбу Додзё в то время?

СС: Естественно, это довольно сильно отличалось от тренировок дзюдо; основной акцент был на повторении форм. В случае с дзюдо вы боретесь, бросаете кого-нибудь, но тренировки с партнером в Айкидо сильно отличаются от этого.

А: Тяжело было приспособиться?

СС: Это не совсем можно назвать приспособлением, но на то, чтобы принять систему тренировки Айкидо, требуется некоторое время.

А: Когда на Вас впервые возложили обязанности тренера?

СС: (Смеясь) Где-то в начале шестидесятых. Вначале, конечно, вы носите туда-сюда сумку Киссёмару Досю, везде, куда бы он не пошел, и ассистируете ему... Где-то в это время Айкидо начало расширяться, и его начали преподавать вне стен Хомбу Додзё. Хотя мы были очень молоды, нам все равно приходилось идти и учить людей. Наверное, в большинстве случаев мои студенты были старше меня.

А: Наступил ли тогда момент, когда Вы поняли, что Айкидо станет Вашей профессией?

СС: Нет. Я начал исключительно из-за интереса к самой тренировке, вот и все. Я никогда даже и не думал о том, чтобы преподавать Айкидо. Мне хотелось только тренироваться.

А: Не могли бы Вы рассказать о Ваших воспоминаниях об О-Сэнсее?

СС: В тот момент, когда я его впервые увидел, я подумал о нем скорее как о религиозном адепте или лидере, нежели мастере боевых искусств. В его движениях была энергия, перемещающаяся, но невидимая; вы чувствуете, что в этом вроде нет ничего такого, но одновременно ощущаете присутствие крепкой сердцевины из стали. Да, мне он показался в большей степени религиозным лидером, лидером религиозной группы или что-то в этом духе. Он выражал себя в физическом движении, но это чувствовалось совсем по-иному, когда он начинал швырять нас

А: Как, на Ваш взгляд, протекал процесс создания Айкидо О-Сэнсеем?

СС: Он начинал с традиционного воинского искусства, но потом занялся духовными изысканиями. Мне кажется, именно это привело к тому, что система тренировок отличается от традиционных тренировок в боевых искусствах. Объясняя Айкидо, он использовал идеи из своей религиозной концепции.

А: Были ли эти концепции концепциями религии Омото?

СС: Да, Омото. Омото в то время было чем-то наподобие движения "Новая Эпоха" ("New Age"). Религия Омото была связана с Синтоизмом, но больше походила на мистический Синтоизм. Это нельзя было назвать традиционным или нормальным Синто.

А: Был ли Дэгути Сэнсей еще жив в то время?

СС: Нет, думаю, нет. Хорошо, что хотя О-Сэнсей и объяснял Айкидо через религию, он никогда не настаивал, чтобы студенты следовали его видению религии. Наверное, это было хорошо для нас. Он говорил о духовном аспекте, но никогда не давал нам это в виде системы для обучения. С его точки зрения, Айкидо - физическая форма тренировки того, что он называл Мисоги или "движением Котодама". Он считал, что это способ развить духовность. Поэтому, если человека интересует этот аспект, в индивидуальном порядке он сам может изучать либо эту систему, либо Йогу, либо Дзадзэн и другие системы - по необходимости. Мне кажется, в том же ключе он преподавал и оружие. Несомненно, он очень сильно интересовался оружием, поэтому он выражал себя в демонстрациях с оружием, но он не давал нам системы, по которой мы могли бы делать то же самое. Поэтому очевидно, что опыт общения с ним у разных учителей был различным, и это сказалось на наличии нескольких систем преподавания.

А: Как Вам кажется, он считал, что выполнение движений Айкидо само по себе достаточно, или он думал, что ученикам обязательно нужно изучать что-то еще?

СС: К сожалению, в большинстве случаев контакт ученика и мастера односторонен; там нет места системе "вопрос-ответ". Отчасти жаль, мы могли бы лучше понять многие моменты, если бы такая система существовала, но ее не было, и мы должны были догадываться, что он от нас хотел. Он что-то объяснял, или читал какую-нибудь книгу или поэму, или еще что-нибудь, и каждый сам, индивидуально должен был через это понять, что имел ввиду О-Сэнсей.

А: Так что, О-Сэнсей не устраивал Вам лекций с вопросами и ответами?

СС: (Смеясь) Нет.

А: Как Вы думаете, если бы он был сегодня с нами, была бы такая лекция возможна?

СС: Нет, сомневаюсь. (Смеется)

А: Ему это было не по душе? СС: Начнем с того, что ему не так уж хотелось быть учителем. Почти всегда, в любом виде искусства, великие мастера демонстрируют свои возможности, но при этом они не обязательно хорошие учителя. У них нет никакой "методики обучения" в современном понимании этого слова.

А: Это был традиционный путь передачи знания?

СС: Да. Не только в Айкидо, то же самое было в любом виде искусства. В музыке, живописи и так далее. Если вы хотели следовать за мастером, вы просто копировали с него столько, сколько могли.

А: О-Сэнсей, несомненно, был особенным человеком, и сильно повлиял на многих людей. Как Вы думаете, какие качества сделали его столь уникальным?

СС: Во-первых, он был очень верующим человеком, увлеченным духовными и религиозными исканиями. Мне кажется, уже одно это уникально, в том числе и в случае с Айкидо. Техника - это хорошо, но если смотреть с технической точки зрения, то во многих школах вы найдете много похожего. Мне кажется, Айкидо уникально потому, что О-Сэнсей порвал с так называемыми "традиционными" концепциями боевых искусств. В моем изучении Айкидо я всегда старался помнить об этом моменте. В общем случае в боевых искусствах речь идет, прежде всего, о технике боя, но он расстался с этой концепцией, и для меня это самое важное.

А: Люди часто говорят, что каждый из учеников О-Сэнсея вобрал в себя определенную часть его личности. На Ваш взгляд, справедливо ли это утверждение, и если да, то какое влияние О-Сэнсей оказал на Вас лично?

СС: Я думаю, что отчасти он привил мне ощущение необходимости дальнейшего поиска в Айкидо. Он не давал никакой системы; какая-то система у него все-таки была, так что вы постоянно следовали ей, но в явном виде он ее не давал. Так что каждый человек должен был искать сам. Возможно, то, что хочет делать один человек, не захочет делать другой. Наверное, я понял это под его влиянием. Мы преподаем Айкидо, но с технической точки зрения никто не может быть в точности таким, как он. Он был просто уникальным человеком, никто не мог его в точности скопировать. Поэтому возможно, именно под его влиянием я понял, что нужно давать каждому возможность самому искать что-то свое.

А: Ранее Вы упомянули, что в круг Ваших обязанностей входило носить сумку Досю. Как бы Вы охарактеризовали вклад Второго Досю в развитие Айкидо?

СС: Я думаю, он много сделал для того, чтобы общественность так приняла Айкидо. Я помню первый раз, когда я его встретил. Он больше был похож на университетского профессора, или что-то в этом роде. Если бы вы ожидали увидеть мастера боевых искусств, сильнее вас физически и обладающего особой статью, вы были бы весьма удивлены. Мне кажется, именно из-за его персональных качеств, или из-за того, как он пропагандировал Айкидо, общественность восприняла этот вид боевого искусства легко, не как нечто чужеродное. Даже сегодня вклад мастера боевых искусств в жизнь общества невелик; обычно это всего лишь достаточно сильный человек, знающий пару техник, чтобы кого-нибудь бросить или убить. (Смеется). Довольно низкий уровень. Мне кажется, у Досю была прекрасная идея - сделать Айкидо в большей степени приемлемым для нормального общества. Именно так он его и пропагандировал.

А: Были ли какие-то особые вещи, которым Вас научил Досю, какое влияние он оказал на Вас?

СС: В целом, не думаю, что он так уж сильно повлиял. Но я уверен, что в том, как я смотрю на Айкидо с технической точки зрения, есть значительная доля влияния Досю. С технической точки зрения, он учил очень умеренно, не было ничего экстремального. И он постоянно думал, как сделать так, чтобы общество приняло Айкидо. В целом его подход к Айкидо был в какой-то степени более интеллектуальным. Я тоже не смотрю на Айкидо с технической точки зрения, как на что-то экстремальное. Он постоянно напоминал нам, что лучше действовать естественно.


 

на главную