Межрегиональный Будоцентр "САНГЭН"

Стивен Сигал

  

Десятого апреля 1952 года в пригороде Детройта, штат Мичиган в семье школьного учителя и медицинской сестры, родился первенец, которому дали имя Стивен. Кроме мальчика у Стефана и Пэт Сигал, было также три дочери. Семья была очень набожной, и дети воспитывались в религиозных традициях.

В 1957 году семья переехала в Фуллертон штат Калифорния. Там в возрасте семи лет Стивен начал заниматься каратэ. Отметив своё пятнадцатилетие, крепкий задиристый паренёк встретил мастера Айкидо по имени Кёси Исисаки. Эта встреча резко изменила всю жизнь Стивена. Очень скоро он стал лучшим учеником сенсея, проводившим в додзё практически всё свободное время. Свой первый дан, Сигал, получил от Коичи Тохей (Koichi Tohei).

В 17 лет, решив более глубоко изучить Айкидо, Стивен Сигал уезжает в Японию. Японские искусства, которые он изучал, включают в себя каратэ, айкидо, дзюдо, кендо, кендзюцу, восточную философию, синтоистскую религию и восточную медицину, в том числе акупунктуру и траволечение, он стал преданным последователем религии синто, особенно секты омото-кё. На протяжении шести лет он по восемь часов в день работал над техникой. В начале семидесятых годов он женится на японке по имени Мияко Фудзитами. Брак длится десять лет. За это время у них родились двое детей: сын Кентаро и дочь Аяко.

В 1975 году он стал первым американцем в истории страны Восходящего Солнца, который открыл Айкидо-додзё в Японии. С этого момента он расстался с организацией К. Тохей и “присоединил” своё Ten Shin Aikido Dojo в Osaka к Aikikаi Hombu. Сигал тренировался у великих мастеров Кео, Тохей, Исояма и Абэ. Он быстро прогрессировал и получил 5 Дан, а после того как он стал главным инструктором Ten Shin Dojo ему был присуждён 6 Дан Айкикай.

Первые шаги Стивена в кино в Киото были в качестве постановщика боевых сцен - кулачных боёв и боёв на мечах. Вскоре после приезда С. Сигала в Лос-Анджелес в октябре 1983 года на бульваре Мерилин Оунс был основан Тэн Син Додзё. В конце 1985 года, во время поездки в Японию, Сигал познакомился с актрисой и манекенщицей Келли Леброк. Они сразу же начали встречаться.

В сентябре 1987 года они поженились. Додзё был перенесён в Западный Голливуд, бульвар Санта-Моника, 8508, где и была снята начальная сцена фильма “Над законом”. В ноябре 1992 года Тэн Син Додзё был перенесён на прежнее место – 11700, бульвар Национал, Лос-Анджелес, Калифорния, 90064. В этом традиционном додзё преподаёт верный ученик Стивена Сигала, главный инструктор Харуо Мацуока.

Ещё в 1988 году в мире было мало известно об искусстве Айкидо и о Стивене Сигале. Только многие годы упорных тренировок, лишений, усилий и веры позволили ему стать мастером боевых искусств мирового класса и мегазвездой кино.

В заключение этого материала мы приведём несколько фрагментов из интервью со Стивеном Сигалом, которые кажутся нам наиболее интересными:

- Вы стали жертвой некоторых непрофессиональных нападок со стороны средств массовой информации и сообщества мастеров боевых искусств. Как вы к этому относитесь?

С. С. – Обычно никак. Я принимаю во внимание их источник и рассчитываю на понятливость общественности. Обычно на меня нападают люди, которые со мной не встречались. Из - за того, что я известный человек, нападки на меня это хороший способ поместить свою фотографию на обложку журнала.Иногда если атака опасна, я отношусь к ней соответственно. Но я смотрю на это как на возможность для меня расти и развиваться.

Я вспоминаю историю о мастере Дзен по имени Хакуин, у которого был храм в Киото. Все уважали его за то, что он вёл праведную жизнь. Рядом с храмом находился магазин, которым владели муж и жена. У них была очень красивая дочь. Однажды обнаружилось, что молодая девушка забеременела. Её родители рассердились и потребовали, чтобы дочь назвала отца. Она отказывалась признаться, но после многочисленных побоев от родителей сказала, что отец ребёнка Хакуин.

Слух быстро распространился по городу. Разгневанные родители пришли к священнику и сказали ему: “Ты опозорил свою веру и учение, ты подлый обманщик”. Священник и не пытался спорить. Вместо этого он говорил только: “Ах со десу ка? Ах со десу ка?” (Вот как? Вот как?) Когда родился ребёнок, они принесли его Хакуину. Сердитые родители девушки сказали ему: “Мы отдаём тебе ребёнка как напоминание о том, что ты сделал с нашей дочерью”.

К этому времени священник утратил свою репутацию, что его не тревожило, но всё же он очень хорошо заботился о ребёнке. Он доставал у соседей молоко и всё остальное, необходимое малышу. Год спустя мать ребёнка не выдержала. Она сказала родителям, что настоящий отец ребёнка молодой человек, который работал на рыбном рынке. Мать и отец пришли к Хакуину просить прощения, долго извинялись и забрали ребёнка обратно. Хакуин вернул ребёнка семье, и всё, что он сказал, было: “Ах со десу ка? Ах со десу ка?”. Когда – нибудь я хотел бы стать похожим на этого великого священника.

- Есть ли разница между истинным значением будо, как понимаете, его вы и как учат понимать его в Японии, и американской концепцией боевых искусств?

С. С. – Американцам, или, я бы сказал, не азиатам, в смысле постижения аскетического искусства не хватает терпения и способности погружаться в нечто, чего они не понимают. Я не люблю говорить в общем, но им недостаёт определённого рода веры. И я думаю, что один из важнейших пунктов в умении правильно начать изучение боевых искусств это то, что мы должны прийти с пустой чашей.

Мы не должны иметь предубеждений или ожиданий по поводу того, как и чему нас будут учить. К тому же мы должны иметь веру в учителя. Это значит, что если учитель говорит вам, куда поставить левую ногу, а куда правую руку, то в первый день на татами вы не говорите: “А почему вы мне это показываете? Почему я должен держать левую руку здесь, а правую руку здесь? Я хочу знать почему”.

На Востоке мы знаем, что через шесть месяцев, или через год, или через два года мы, наверное, найдём ответ на этот вопрос, и продолжаем обучение, а узнаем это именно тогда, когда будем готовы понять. А в западном обществе человек по-настоящему не задумывается о том, что в первый день на татами, даже если мастер попытается объяснить, он не поймёт, так как просто ещё недостаточно глубоко погрузился в искусство.

- Хочется спросить о медитации. Есть ли какие-либо особые методы медитации или представления зрительных образов, которые вы могли бы порекомендовать начинающим?

C. С. – Я бы не рекомендовал зрительные образы начинающим, хотя существует несколько способов представления зрительных образов, которые я преподавал и которым я могу научить. По-моему, самое главное для начинающих это уметь сидеть в тишине наедине с собой, становясь одним целым с самим собой, освобождая себя и свою жизнь, осознавая то, что является самым важным в жизни, и своё отношение к миру вокруг нас.

- Некоторые ученики приходят в додзё и хотят делать то, что делаете вы в фильмах, и когда они выходят на татами, у них возникает отношение, отличное от отношения тех учеников, которые пришли раньше, потому что услышали о самом Айкидо. Как следует работать с ними, или какие у вас есть соображения как учителя по поводу того, как работать с людьми, у которых такое отношение?

С. С. – Думаю, все должны знать, что нет никакой тайны или чуда в том, чтобы быть кинозвездой или знаменитостью. Это не имеет ничего общего с основой ежедневной практики. Когда мы выходим на татами, мы не должны быть ни кинозвёздами, ни мужчинами, ни женщинами, ни чем-либо ещё, а только настраивать своё сознание на постижение Айкидо.


 

на главную